Найти подразделение

Фёдоров Виктор Николаевич

DSC_0089-400x270.jpg

Полковник милиции в отставке, председатель Совета ветеранов МУРа, бывший заместитель начальника этого подразделения, заслуженный работник МВД СССР и МВД России Виктор Фёдоров многие годы доблестно и с честью служил в уголовном розыске. Его биография переплетается со многими яркими страницами в истории легендарной службы. И он по-прежнему служит МУРу, руководя самой мощной и деятельной ветеранской организацией.

Рассказывая, как попал на службу в милицию, Виктор Николаевич всегда отвечает, что весьма неожиданно. В 1968 году, вернувшись из армии, он пришёл прописываться в местное 86-е отделение милиции. Заместитель начальника отделения по паспортной работе предложил поработать в органах внутренних дел. Так как других планов у разрядника по прыжкам с шестом не было (эти видом спорта он занимался), Виктор согласился. Он подготовился и поступил во Всесоюзный юридический заочный институт. Приняли на службу. И по его просьбе: мол, «бандитов хочу ловить», в этом же году был назначен на должность оперуполномоченного уголовного розыска 100-го отделения милиции, что рядом с метро «Войковская». И теперь парню предстояло брать другие высоты.

Под его началом оказалось сразу трое ветеранов-участковых. Фёдоров отвечал на территории за преступность, а они помогали и сами, конечно, следили за порядком, санитарией, паспортным режимом, пожарной безопасностью, вплоть до нависающих сосулек…

Служить в легендарном МУРе — заветная мечта каждого сыщика, работающего на «земле». Но чтобы попасть в него, претендент должен был обязательно проработать пять лет на «земле», получить высшее образование и иметь в качестве поручителей двух опытных сотрудников МУРа. И как раз спустя пять лет после окончания института Виктора Фёдорова пригласили на работу в МУР. Он прошёл должности инспектора, старшего инспектора, затем, в 1977 году, был назначен начальником отделения по особо важным делам. В этом элитном подразделении раскрывали штучные, особо тяжкие преступления по личному указанию начальника МУРа. При небольшом штате Виктор Николаевич имел привилегию прикомандировывать для конкретного дела необходимое количество сотрудников, работавших в РОВД и отделениях милиции города. Навыки и знания, приобретённые в этой «школе оперативного искусства», помогали ему на протяжении всей милицейской карьеры.

Фёдоров стал первым руководителем созданного в 1980 году отдела по борьбе с грабежами и разбойными нападениями. Создали этот отдел для защиты жителей столицы от появившихся хорошо организованных преступных сообществ. В то время в Москве не было такого количества громких преступлений, и поэтому каждое из них, конечно, вызывало серьёзный общественный резонанс. Раскрытие разбойного нападения на музей-квартиру писателя А.Н. Толстого или зверские нападения на женщин выпускником циркового училища на улицах нескольких районов столицы требовало привлечения большого количества оперативников, изматывающего, напряжённого, многомесячного труда.

В это время было совершено много нашумевших преступлений, таких как убийства семьи Троицких во Фрунзенском районе, граждан Польши в Ленинградском районе, адмирала Холостякова и его супруги в Краснопресненском районе, сотрудника ГАИ на Ленинских горах, заместителя министра сельского хозяйства Молдавии в Бабушкинском районе и другие. Штабы по раскрытию почти всех убийств, совершённых в тот период времени в Москве, возглавлялись руководителями или наиболее опытными сотрудниками убойного отдела. Все эти преступления были раскрыты. 

Рассказывает генерал-майор милиции в отставке Василий Николаевич Купцов, в прошлом начальник МУРа и заместитель начальника ГУВД Москвы:

— Делом чести для сотрудников так называемого разбойного отдела, которым руководил Виктор Николаевич, была ликвидация, самой, пожалуй, опасной бандитской группировки, которую возглавлял главный авторитет преступного мира Вячеслав Иваньков по кличке Япончик. Этот вор в законе был как символ безнаказанности и вседозволенности. Преступления он совершал с малолетнего возраста, заматерел в банде знаменитого Корькова по кличке Монгол. К сорокалетнему возрасту Иваньков не понёс ни одного наказания за совершённые им преступления. И это «упущение» в результате сложной многоходовой операции оперативников МУРа, возглавляемых Фёдоровым, и группы следователей под руководством Виктора Довжука, было исправлено. Приговор Япончику — 14 лет лишения свободы с усиленным режимом содержания, отрезвил многих представителей преступного мира на территории Советского Союза.

С 1987 по 1989 год Фёдоров работал заместителем и первым заместителем начальника МУРа, курировал направления: борьба с умышленными убийствами, разбоями и грабежами, наркобизнесом, групповой и рецидивной преступностью, авторитетами преступного мира, а также ОМОН и приёмник служебного собаководства.

В августе 1989 года Фёдорова неожиданно и вопреки желанию назначили начальником вновь созданной профилактической службы. Как бывший сыщик, он первым делом переориентировал участковых инспекторов на борьбу с преступностью, а не на достижение второстепенных ведомственных показателей. Под его руководством разработали, а затем утвердили коллегией главка городскую программу профилактики преступлений среди несовершеннолетних. Спустя три с половиной года Виктор Николаевич по болезни и выслуге лет был вынужден уйти на пенсию. 

— В 1995 году руководство ГУВД попросило Фёдорова создать Фонд содействия оперативным службам, — рассказывает член правления Совета ветеранов МУРа Анатолий Валентинович Ильченко. — И он такой фонд создал. Сейчас без его участия не проходит ни одно мероприятие в масштабах главка и, разумеется, ни одно событие, связанное с МУРом. К памятным датам мы готовим помощь вдовам погибших сотрудников и остро нуждающимся ветеранам, находим средства на лечение, на различные празднования.

Сам, кстати, уйдя из МУРа, в ветеранскую организацию Виктор Николаевич поначалу не вступал. 

— Мне несколько раз предлагали, но я отказывался, — вспоминает Фёдоров. — Возглавил организацию Олег Александрович Ёркин, он и создал первый Совет. Когда он тяжело заболел, я навещал его. Незадолго до смерти он попросил, чтобы я всё же вступил в Совет ветеранов. Я, конечно, обещал ему. И новый председатель Совета, Борис Маркелович Болотин, впоследствии напомнил мне: «Обещал вступить — вступай». Так я оказался в Совете ветеранов. А в 1998 году, после смерти Бориса Маркеловича, состоялись выборы нового председателя, на которых наибольшую поддержку неожиданно получил я. И вот уже 17-й год я возглавляю эту организацию, четырежды был переизбран. 

В конце декабря 1998 года создан первый и единственный в России Клуб ветеранов уголовного розыска. Были изготовлены и торжественно открыты барельеф и бюст первому начальнику МУРа Александру Максимовичу Трепалову. Благодаря ветеранской организации восстановили и обновили Музей Московского уголовного розыска, который до 2012 года назывался Музеем криминальной милиции Москвы.

К 90-летнему юбилею службы по просьбе Виктора Николаевича заслуженный деятель культуры России Владимир Иванович Загороднюк создал гимн, посвящённый Московскому уголовному розыску. 

Заслуги ветеранов МУРа — и в подготовке и создании документальных и художественных телевизионных фильмов об истории Московского уголовного розыска: 29-серийный художественный фильм «МУР есть МУР», передачи «Следствие вели», «Легенды советского сыска», «Как это было». 

— Совет ветеранов МУРа, без всякого преувеличения, непосредственно находится в боевых порядках, — подчеркнул в ходе нашей беседы Виктор Николаевич. 

И это действительно так. Председатель Российского совета ветеранов органов внутренних дел и войск МВД России генерал-полковник Иван Федорович Шилов назвал Совет ветеранов МУРа «лучшим в столичном ГУВД». И в подтверждение Виктор Николаевич привёл пример.

Когда начались серийные убийства стариков в Битцевском лесопарке, в штаб по раскрытию преступлений привлекли ветеранов уголовного розыска: бывшего начальника МУРа генерал-майора милиции в отставке Анатолия Егорова, бывших руководителей ведущих отделов МУРа полковников милиции в отставке Владимира Савчука и Алексея Сухарева, бывшего оперативника Алексея Морозова и других. В ходе раскрытия решили применить метод задержания маньяка «на живца». Именно ветераны сыска и стали этими «живцами». Одевшись в неброскую одежду, прихватив бутылки и дешёвую закуску в пакетах, они знакомились с местными пьяницами и бомжами, сознавая, что реально рискуют жизнью. Профессионально сработал и штаб, в который входили ветераны. И вскоре маньяк был задержан.

— Работу ведём по трём основным направлениям, за каждое из которых отвечают заместители председателя Совета, — рассказывает Виктор Николаевич. — Первое из них — взаимодействие с руководством главка и действующими сотрудниками. Второе направление, коротко говоря, социальное. С отделом кадровой работы Управления уголовного розыска мы отладили слежение за судьбой каждого сотрудника после его увольнения. Это позволяет учитывать ветеранов нетрудоспособных, безработных, малообеспеченых, одиноких, пожилых, которым оказываем конкретно необходимую помощь. И в то же время поддерживаем отношения с теми, кто ушёл на руководящие, высокооплачиваемые должности, в государственные или коммерческие структуры, ЧОПы. И мы их привлекаем в качестве основных спонсоров в благотворительных акциях.  Третье направление — патриотическое воспитание, передача профессионального, жизненного опыта ветеранов молодёжи, которой сейчас немало в МУРе. Задача в том, чтобы привить ей то трепетное отношение к службе в прославленном коллективе, которое было свойственно старшему поколению.

Рассказ о деятельности ветеранской организации будет неполным, если не упомянуть о «школе оперативного мастерства». Ветераны участвуют в разработке тематических лекций, выступлений и планов занятий с руководящим составом службы угрозыска округов и молодыми сотрудниками угрозыска.

Времена одиночек, описанных в литературе, таких, как Шерлок Холмс, Пуарро, комиссар Мегре, давно минули. Сейчас раскрытие серьёзных, тем более заказных преступлений, — это труд коллективный, напряжённый, порой круглосуточный. 

— Конечно, исключения бывают, пример тому, такие личности, как Анатолий Николаевич Егоров, Алексей Сильвестрович Фролов, Николай Арсеньевич Степанов. Их единицы, и о них разговор особый, — замечает Фёдоров. — У нас бытовала фраза «сыщик — это диагноз». Имеется в виду повышенное чувство нетерпимости к несправедливости, желание избавить общество от нечисти, иметь сострадание к чужому горю, готовность к самопожертвованию. И эта профессия даёт возможность почувствовать настоящую мужскую работу.

Конечно, в завершение надо рассказать о памятнике «Московским сыщикам, посвятившим жизни свои благому делу». Он был создан по инициативе Совета ветеранов, и на воплощение этой мечты ушло целых десять лет. Право открытия памятника в преддверии Дня сотрудника органов внутренних дел предоставили начальнику московского полицейского главка Анатолию Якунину и председателю Совета ветеранов МУРа Виктору Фёдорову. Памятник олицетворяет саму профессию сыщика, дань уважения сотрудникам уголовного розыска, честно и достойно выполняющим свой долг. Каждый, кто становится в эти ряды, конечно, понимает, что ему придётся рисковать жизнью ради незнакомых ему граждан. Труд сыщика уникален, связан с героизмом и самопожертвованием и заслуживает благодарную память людей.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России