Найти подразделение

Бухтияров Андрей Михайлович, Туржанский Сергей Владимирович, Заставный Александр Николаевич Приходько Анатолий Николаевич

Уходят из памяти многих те события, когда 9 января 1996 года боевики под командованием Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова вероломно вторглись в город Кизляр. После неудачной попытки захватить вертолетную базу, они ворвались в местную больницу и взяли в заложники приблизительно 3700 человек. Бандиты так и не вышли на переговоры с командованием федеральных сил, блокировавшим кварталы возле больницы. 10 января на девяти автобусах под прикрытием живого щита из заложников радуевцы двинулись по направлению к Чечне. Не дойдя до туда, им пришлось укрыться в селе Первомайское, которое было незамедлительно блокировано федеральными войсками. К месту событий прибыли министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов и директор ФСБ Михаил Барсуков. Переговоры зашли в тупик и 15-18 января состоялся штурм Первомайского. Решение о начале операции было принято после известия о расстреле старейшин и нескольких милиционеров. В ужас приводят цифры наших потерь – более 800 человек погибших и раненых! И это не было случайностью. Спецназ изначально был вызван для освобождения заложников из больницы в Кизляре. Естественно, что людей не хватало для взятия населенного пункта, где по канонам военного дела закрепился, по меньшей мере, батальон боевиков. Ситуацию осложняло то, что у наших сотрудников не было даже карт села – их заменил «план застройки», раздобытый в бюро технической инвентаризации в Хасавьюрте.

В той кровавой бойне отдали свои жизни, спасая мирных граждан, и сотрудники Московского СОБРа. 16 января – был вторым днем штурма. Плечом к плечу шли ребята из СОБР ГУОП, московского СОБРа, СОБРа Московской области, сотрудники спецназа внутренних войск. Задача ставилась следующая: «Захватить половину села и пробиться к мечети». Предполагалось, что непосредственно освобождать заложников будет спецназ ФСБ. С противоположной стороны села, боевиков отвлекал спецназ ГРУ, имитируя основной удар.

В самом начале операции удавалось двигаться достаточно быстро. Настолько быстро, что бойцы чуть не попали под залпы своих же вертолетов. Непосредственно в селе боевики встретили наших бойцов плотным огнем. Так говорит один из участников: «Они хорошо там укрепились, за каждый дом цеплялись и патронов не жалели. Видимо, с боеприпасами у них все в порядке было».

 Бой продолжался несколько часов, и у собровцев начали подходить к концу боеприпасы. Стали разряжаться милицейские рации, не предназначенные для длительной работы, да еще в таких условиях. Смеркаться начало рано, ухудшилась видимость, да еще боевики попытались обложить наших ребят с флангов. Уставшие и израненные бойцы стали отходить на исходные позиции. Отстреливаясь, они продвигались к окраине Первомайского. Вот тогда, при отходе и погибли Сергей Туржанский, Андрей Бухтияров и Алксандр Заставный.

Вот что вспоминает об этом трагическом моменте один из сослуживцев: «16 января к середине дня мы прошли к мечети в Первомайском, то есть достигли намеченного рубежа, и фактически выполнили поставленную перед нами задачу. По рации доложили об этом руководству. Мы там, наверное, с час удерживали позицию и ждали ввода в операцию новых сил. Но никакой поддержки мы не получили. Стало темнеть, и дали команду: отход. При отходе попали под сильный пулеметный и снайперский огонь. Дымы кончились у нас. Последний дым очень удачно поставил Юра Женченко. Под прикрытием этого дыма мы и выходили. Если бы не Юра, наверное, потери были бы больше. Первым был поражен Андрей Бухтияров. Мы его подхватили и понесли. Потом от такого же ранения в голову погиб Саша Заставный. Его мы тоже сумели вытащить. А когда все уже на исходную вышли, недосчитались Сергея Туржанского из первого боевого отделения. Тогда стали осматривать место боя и участок, где выходили. Заметили, что в одном месте едва-едва пар идет. Подумали, что это Туржик. Ранен, передвигаться не может, но дышит. У мотострелков взяли бээмпэшку, хотели на ней подскочить, но там ров вокруг поля глубокий. Пытались было в обход, через мост, но тоже не получилось. А без техники к Сереге никак было не подобраться. Там местность открытая, хорошо простреливалась. Так что все наши старания успехом не увенчались. Как потом выяснилось, Серега не ранен был, а убит. И пар не от дыхания шел. Это кровь остывала. Пуля Туржику попала в голову, прошила шлем, перебила сонную артерию. Его шлем у нас в отряде хранится».

На следующий день произошла еще одна беда. Об этом один из участников событий рассказывает: «После боя 16 января, когда погибли трое наших ребят, нас вывели в поселок Советский на отдых. На подъезде к этому поселку был оборудован блокпост. Там стояли дагестанские милиционеры, вооружены они были лишь пистолетами. Нам дали команду усилить этот блокпост. 17-го мы туда втроем поехали нести службу, пробыли там до часу ночи. Потом вернулись в Советский, а на блокпост на «уазике» поехали наши ребята, и среди них Анатолий Приходько. Через некоторое время вдруг стрельба началась, гранатомет сработал. Как потом выяснилось, по дороге на блокпост машина попала в засаду. Из гранатомета и из автоматов «уазик» обстреляли чеченские боевики, которые пришли на помощь Радуеву. Машину гранатой здорово разворотило. Тогда Женя Киреев и я, поскольку мы дорогу на этот блокпост знали, вместе с ребятами из СОБРа ГУОП сели на БМП и поехали искать наших. Несколько сот метров проехали — нас обстреливают чеченцы из гранатомета. БМПшку подожгли. Попадание было в нижнюю часть. Никто не пострадал, нас только сбросило всех взрывной волной. В конце концов, добрались до блокпоста. Там нашли одного нашего парня, раненого. Голова шарфом обмотана, больше перевязать нечем было. А Толика Приходько мы не нашли. Он решил идти обратно за подмогой. Охотник, он на местности хорошо ориентировался в любое время суток. Но той ночью ему не повезло, до своих он так и не дошел. В эту ночь как раз радуевцы из Первомайского прорывались. Утром стали опять искать, прочесывать местность, но все безрезультатно. Ближе к полудню Толю нашли армейцы и передали нам. Убитого. Пули попали ему в грудь. А мы его сразу не нашли, потому что он в форму «снег» был одет, еще припорошило — и не заметишь. Только когда совсем рассвело, Толю обнаружили».

Вот так, запросто и совсем непоэтично бандитские пули прервали жизни четырех московских милиционеров. Классик писал: «Никакие богатства мира не стоят слезы ребенка». А здесь четыре безутешных осиротевших семьи… И все случилось в одночасье. А ведь жизнь начиналась счастливо, как у всех.

Бухтияров Андрей Михайлович, родился в 1968 году, в СОБРе с 1993 года, оперуполномоченный. Он работал тренером по боксу, сам активно занимался. Уже будучи бойцом СОБРа, продолжал в боксерских соревнованиях участвовать. По характеру очень скромный, даже застенчивый, как отмечают сослуживцы. Мама — педагог, отец — военный юрист, полковник. 

Туржанский Сергей Владимирович, родился в 1971 году, в СОБРе с 1993 года, оперуполномоченный, лейтенант милиции. В отряд пришел после своей службы в армии. По воинской специальности снайпер-разведчик и сапер-гранатометчик. Физически был хорошо развит. А по характеру — весельчак, хохмач.

Александр Николаевич Заставный, родился 5 ноября 1965 года в Кемерово. Затем с семьей переехал в г. Береза Брестской области, где закончил в 1983 году школу. До призыва на срочную службу успел поработать слесарем. Из армии уволился в запас с должности заместителя командира взвода в звании старшего сержанта. В марте 1986 года стал милиционером 1-го полка патрульно-постовой службы ГУВД Мосгорисполкома. Но уже осенью перевелся в оперативную группу московского ОМСН, где он служил до лета 1993 года, когда его перевели в специальный отряд быстрого реагирования Управления по борьбе с организованной преступностью Москвы. Интересно, что в этот период в составе делегации российских спецназовцев лейтенант милиции Заставный, как один из лучших бойцов-снайперов, выезжал по обмену в США. Участвуя в боевых стрельбах, он поразил американцев своим высочайшим мастерством.

Приходько Анатолий Николаевич, родился в 1960 году, в СОБРе с 1993 года, старший оперуполномоченный, старший лейтенант милиции. Родом он с Алтая. Отец двоих сыновей. Он в отряде ведал оружием. В СОБР перевелся из дивизии имени Дзержинского, где тоже оружейником был. Был заядлым охотником.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России